Категории

Стив Люкатер - Гитарист-рекордсмен

Стив Люкатер - Гитарист-рекордсмен

Гитарист, певец, продюсер и автор песен Стив Люкатер является обладателем одного из самых впечатляющих резюме среди всех музыкантов в сфере современной записи. Десятилетиями, будучи самым востребованным сессионным музыкантом у величайших личностей в этом бизнесе, он записался, наверное, на большем количестве хитов, чем какой-либо другой гитарист в истории. Вдобавок к этому, в 1970-х Стив также основал с друзьями-виртуозами и школьными приятелями группу Тото, выигравшую Грэмми, и эта группа до сих пор играет.
Число записей, в которых учавствовал Стив, просто ошеломляет. Великие имена Майкла Джексона, Шер, Майкла Макдональда и Пола Маккартни - это всего лишь несколько примеров. На сайте www.SteveLukather.com, можно найти частичную дискографию, написанную мелким шрифтом, которая, кажется, тянется бесконечно.
Однажды утром в Лос-Анджелесе я связался со Стивом по телефону. После его ежедневной трехмильной пробежки и ранней утренней репетиционной сессии мы обсудили длинную и дикую дорогу его музыкальной карьеры. Для прослушивания нашей полной беседы и просмотров музыкальных клипов со Стивом, посетите сайт www.BossUS.com/Podcasts.
Последующее является вытяжкой из нашего разговора.

Я слышал, что когда ты был ребенком, твоя мама выиграла фортепиано на телевизионном игровом шоу The Hollywood Squares. Это правда?

Правда. У меня до сих пор оно есть. В моем гараже. Это маленькое спинет-фортепиано. Я сам научился на нем играть. Все мои ранние изучения оркестровки фортепианных, гармонии, теории, написания песен, и вообще само понятие игры на фортепиано осуществлялось на этом инструменте, так что я, типа, сберег его, как какой-то элемент личного музея. Просто хотелось оставить его потому, что с него все начиналось, и может, я передам его своим маленьким детям. У меня два поколения детей, с 26 лет до 6 месяцев.

Я так понимаю, что твой сын - гитарист?

Моему сыну Тревору 24 года, и у него отпадная группа сейчас. Они едут в Лондон, чтобы начать свою подготовку вместе с Колином, сыном Джека Блейда, и Беном, внуком Элвиса Пресли. У них есть парочка убийственных мелодий и они - молодые симпатичные детки. Мой сын прекрасно играет; у него действительно получается. Тревор пишет прекрасные песни, и я очень им горжусь. Мы работали вместе – он играл на моей последней записи, а также собирается выйти вместе со мной и Тото этим летом. С ним очень весело.

Мы с тобой почти одного возраста, и оба - огромные фанаты Beatles.

Так все и началось. Кто бы подумал, что я, будучи ребенком, слушая Meet the Beatles и начав играть на гитаре, буду на самом деле когда-то работать с Полом Маккартни и играть с Джорджем Харрисоном и все в том же духе? Это казалось за рамками реальности.
Одно из моих самых любимых воспоминаний… У меня есть несколько отличных фоток и прочих вещей в моем кабинете, и я просто иду и думаю: «Ух-ты, я действительно это сделал». Совершить такой полный цикл было удивительно. И говорить о двух самых милых, скромных, хороших, нормальных людях. Я работал с каждой большой звездой… ну не с каждой, но со многими, если просмотреть мою дискографию… и возле них не было телохранителей. А если и были, то уж очень спрятаны, и никаких головорезов. Ты ж понимаешь, о чем я?
У Джорджа была привычка подъезжать к моему дому в какой-то побитой старой машине. Проезжающие мимо всегда говорили: он очень похож на Джорджа Харрисона. Если не считать того, что это он и был, правда?
(Смех) Он просто появился в моем доме, без охраны, типа: “Эй как дела, парень?”. Мы шли ужинать, только мы вдвоем. Знаешь ли, сижу я так за одним столом с Бобом Диланом, Джорджем Харрисоном, Джэффом Линном, Джимом Келтнером, и говорю: “Если б мои друзья это увидели”. Сидя между Джорджем и Бобом, я им так: ”Ты наверняка издеваешься надо мной, мужик! ” Я находился между двумя героями.

Есть у тебя любимые альбомы Beatles?

Ну, Sgt. Pepper’s , типа, изменил мой мир. Но мне все нравятся. Первый альбом, на который я подсел, был Meet the Beatles. Знаешь, у меня в машине этот диск.
Но я, все же, не могу не сказать тебе: некоторые записи лучше не переносить на диски. Есть что-то в виниле; они предназначены для винила. И когда его так круто на диск записывают, то каждая мелкая ошибка очень выделяется. Надо понимать, что эти записи были сделаны 1963-64-х. Технология была [виниловые записи той эпохи]. [Цифра] забирает с него теплоту, поэтому мне больше нравятся виниловые версии.
Но [Meet the Beatles] была «включателем» для меня, и, наверняка, для любого другого музыканта моего возраста. Это была кнопка, нажатие которой изменило мир, и выстрел, услышанный по всей планете.

Также и для меня

Музыка тоже соответствует, мужик. Она до сих пор великолепна. Песни все еще отличные. Знаешь, мы живем в эпоху Интернета, и какой-то малый перец может сказать: “Битлы - отстой” или “Хендрикс плохой человек, его переоценили”. Да откуда им вообще знать-то? Они не понимают, что в 1968, это было, типа, как пришельцы, приземлившиеся у вас во дворе – когда мы впервые услышали Джимми и Sgt. Pepper’  Битлов и все в том же роде.
Надо жить там, чтобы действительно это прочувствовать. Люди нашего возраста понимают послание, в нем заложенное. Это было как музыка с другого мира, казавшаяся столь недоступной. Было страшно.

Когда ты был молод, ты брал уроки у Джимми Уайбла.

Да, это так.

Он написал методички по сложным вещам. Думаю, ты не от него научился ликам Джимми Пейджа?

Джимми Уайбл научил меня читать музыку и все такое. Понимаешь, я был 14-летним юнцом. Я играл с 7 или 8 лет, но был рок-ен-рольщиком. У меня был очень хороший слух, и я мог играть рок и блюз, и снимать песни. Но он сказал: ”Мы тебя всего переломаем”.
Steve Lukather (Photo)
Для меня это было сложно, ведь мне хотелось выйти и «валить». Но Джимми хотел обучить меня азам, и мне пришлось быть очень, очень внимательным. Из-за моего хорошего слуха, мне приходилось ставить на ноты все, что он мне играл. Но я пользовался слухом, и тогда он говорил мне: “Ты жульничаешь.” Что он делал, это - давал мне урок, вручал ноты, и когда я возвращался на следующей недели, он давал мне новый кусок, но все на соответствующем уровне.

Так что, ты был обязан читать ноты?

Учится читать ноты после того, как ты уже умеешь играть – очень сложно, особенно гитаристам. Это один с немногих инструментов, где можно сыграть одну и ту же ноту в пяти разных местах. На фортепиано средняя С - это средняя С. На гитаре, средняя С – это как, в одном, двух, трех, в четырех разных местах; в пяти - если дотянешься. Плюс, настройка на четвертой и потом на третей. То есть, гитара - самый запутанный инструмент в мире, и поэтому гитаристы - не мастера в чтении нот.

Я читал, что ты играл на более чем 1500 альбомах.

Так говорят. На тысяче так точно. Я занимаюсь этим уже 35 лет, то есть что за одну ночь я точно этого не достиг. На моем сайте есть частичная дискография [www.stevelukather.com]. Знаешь, есть также много вещей, которые я сделал за рубежом и все такое, так что сотни записей не включены в список.

 В 80-х, ты был фактически на каждой хитовой записи.

Ну, я сыграл на многих хитах, большую часть с которых люди не распознали. Не все понимают, что «Тото» была в большей степени «сопровождающей группой» на записи Thriller Майкла Джексона. Я был на альбоме года три раза подряд: The Dude (Quincy Jones), Toto IV, иThriller. И это не упоминая 50 или 60 номинированных записей.
Я все еще играю на гитаре, у меня до сих пор, спустя 35 лет, есть карьера. Весь следующий год расписан, и многие хорошие события уже на подходе. Я здоровее, чем когда либо – бросил пить и курить, и снова репетирую. У меня куча новой аппаратуры. Моя новая гитара Luke III сейчас на стадии разработки. У меня имеется парочка Bogner Ecstasys, а также небольшой педалборд, никаких стоек… все очень органично. Я использую кабели (никаких беспроводных систем) и много чего от BOSS . Сейчас в студию я просто ношу сумку. Я, вообще-то, не таскаюсь с педалбордом, а беру гитару и маленькую сумочку, набитую педалями. И BOSS – это всегда преимущественная часть моей «магической» сумки во время сессии. Сейчас я уже совсем мало эффектов использую. Я, скорее всего, больше «натуральный» парень.

Есть ли у тебя какие-то любимые педали BOSS?

Педаль дилея действительно замечательная, а также ваши педали хоруса. Я никогда не справляюсь с “DS-598” или как там ее. И никогда не читал инструкций – чем проще схема использования, тем лучше для меня.
У меня они все есть, я все их пользую и знаете что? Я их покупаю! Мне их не дают. И всегда выхожу и покупаю подобные вещи. Каждый раз, как я «зависаю», я говорю: ” Просто дайте мне дилей BOSS, и знаете, одну с тех старых хорусовых штук”. Но он мной почти не используется, только если делаю что-то радикальное.
У педалей дилея очень хороший звук. Я включаю их в эффект-луп. Это добавляет им немного глубины. Это делается не для того, чтоб меня считали скандальным. Просто, таким образом, звук получает больше глубины, ноты не «сдавливаются», и ваша задумка не страдает.

Ты используешь тюнер BOSS TU-3, напольную педаль?

Это замечательный приборчик. Я всегда использую его в студии.

Я слышал, что ты когда-то пользовал Space Echo от Roland.

О, когда-то да, было, конечно. К сожалению, я продал его.

Когда мне было 19 или 20, я помню что услышал “Hold the Line” (Toto первый хит) в стерео лавке.

О, на нем было Space Echо, да. Мне тогда было 19 лет.

Гитары звучали там очень мощно.

[Смеется.] Это и требовалось. Я утроил те гитары. Тогда это было предельно круто. Сегодня, все используют 6 гитар на каждую сторону. Верь или нет, это был мой 71 Les Paul с deluxe звукоснимателями, [маленькие хамбакеры], через Space Echo и [измененная] реверберация (blackface Deluxe Reverb ) по всей дорожке.

Я жалею, что не ходил в твою школу. У тебя там были одни из наилучших музыкантов в мире.

Да, мужик, это был себе очень интересный генофонд. Один из моих старых друзей - Майк Ландо. Мы знаем друг друга с 12 лет. Он один из лучших гитаристов, которых я когда-либо слышал в своей жизни. Мы выросли вместе, и мы вместе играли во многих группах.
В старших классах, мы встретили братьев Поркаро, и это в своем роде изменило всю нашу жизнь. Мы играли вместе в группе под названием Still Life с Джоном Пирсом на басах, и Карлосом Вегой и/или Джеффом Поркаро на барабанах. Джефф в то время играл с Steely Dan. Девид Перч и Стив Поркаро на клавишах… это были наши школьные друзья, друзья детства. Я, Джон, Пирс и Майк – мы иногда вспоминаем, как были детьми.

Джефф Поркаро играл также с Санни и Шер?

Да. Мой отец сделал фильм с Санни и Шер, и я встретил их, когда мне было 11. Все закончилось тем, что я продюссировал все записи Шер в последующие годы, а также играл для ее песен. Пейч и Джефф играли в группе, когда им было по 17. Потом это все переросло в группу «Boz Scaggs». Мы все присоединились к ней, а она в свою очередь превратилась в «Тото». И в то время, мы начали играть на записи каждого, кто был под солнцем.

Когда ты приступил к сессии, было ли там нотное чтение?

Не очень часто. То есть, ты должен уметь читать, но там были люди, делавшие TV/фильмы, которым такое занятие очень хорошо удавалось и они, в большинстве, до сих пор этим занимаются. Так добавлялось еще пару голов в кучу. Я пробовал себя в данной сфере, и это было ужасно. Я справился, но мне не понравилось.
Меня наняли заполнить пустоши. Давали пустой лист бумаги, и внезапно у меня за две секунды зарождалась идея. Большинство ритмов, которые ты слышал у Майкла Джексона и Квинси Джонса - все мои.

Это ты придумал главный рифф для “Beat It” на Thriller?

Это Майкл. Он спел мне рифф, но я придумал - (напевает брейкдаун рифф). Все партии в “Human Nature” - мои. Для песен, таких как ”I Keep Forgettin’ ” Майкла Макдональда, все те мутированные ритм-партии были сделаны за раз, и это было первое, за что я ухватился. Они все – одна или две попытки - бац, и готово! Меня наняли все на лету сделать. Никогда не было дополнительной музыки, только листки с аккордами предо мной. Иногда даже и без них.

Я слышал, что ты, в общем-то, «чувак с первого дубля»?

Ну, знаешь, иногда везет. Раньше, у тебя не было миллионов треков, поэтому приходилось именно так и работать. Если не получалось, пришлось делать пока не получилось, или же я вклеивал что-то в партию. Или если у меня было что-то действительно суперовое, я говорил: «Можно я исправлю ту одну штуку? Та последняя нота была немного вне гармонии. Можно втиснуть еще последнюю ноту»?

У тебя была такая долгая, интересная карьера, и ты играл с наилучшими людьми в мире.

Я был действительно благословлен, везунчик… не знаю, как так случилось. Я разговаривал со Стивом Поркаро; мы приблизились ко времени, когда в наших головах не возникало сомнения, что мы справимся. На нашем пути не было слова «нет». Если была стена, мы ее сносили и не собирались принимать «нет» за ответ. «Нет» - это неприемлемый вариант и я до сих пор в это верю.
Я думаю, что даже если я и сходил с пути немного, то я вернулся и действительно чувствую, как будто, я заново открыл свой инструмент, нашел свою страсть, свою музу и свое сердце. Знаешь, в течении 35 лет карьеры, совсем не трудно свернуть иногда, и я извиняюсь за это. Но мне удалось продержаться. И сейчас я парю над землей, чувствуя себя лучше, чем когда либо.

Интервью Пола Хэнсона





Виртуальная реальность Аренда спб
Виртуальная энциклопедия. Виртуальный компьютерный музей
sintez.club